Что читать о теории моды, костюмах и исторических представлениях о красоте

История и теория моды не сводятся к скрупулезным описаниям того, какие костюмы носили люди в разные эпохи. Мода отражает исторические представления о красоте, гендере, нравственности и охватывает широкий спектр телесных практик и социальных институтов. Историк культуры и шеф-редактор журнала «Теория моды: одежда, тело, культура» Людмила Алябьева рекомендует книги, которые рассматривают разнообразные аспекты моды — от культурной истории цвета и изображений костюма в разные эпохи до рисков здоровью, связанных с модным производством и потреблением.

«Презрение к легкомысленной моде не что иное, как поза, причем самая легкомысленная из всех, что мне известны». Это цитата из книги Элизабет Уилсон «Облаченные в мечты: мода и современность» (1985), которая стала одной из работ-первопроходцев, положивших начало исследованиям моды. Говоря о моде, мы подразумеваем не только одежду — она пронизывает все сферы нашей жизни. Такой глобальный, системообразующий и вездесущий феномен требует серьезного и принципиально междисциплинарного подхода.

Крупные философы и теоретики, такие как Барт[], Бурдьё[], Бодрийяр[], Фуко[], Липовецкий[], Гофман[] и Зиммель[], не считали моду недостойной рефлексии и уделяли ей много внимания — их исследования сегодня служат мощным подспорьем для всех теоретиков моды. В сборнике Thinking Through Fashion: A Guide to Key Theorists, который может служить пособием для современных исследователей моды, каждая глава посвящена тому, как идеи того или иного теоретика можно использовать при анализе различных аспектов моды. 

В список, о котором речь пойдет ниже, вошли преимущественно те книги, с которыми мне довелось работать в качестве редактора серии «Библиотека журнала „Теория моды“».

Заглавная картинка

Взгляд сквозь одежду

Энн Холландер. Новое литературное обозрение, 2015

Первая книга американского искусствоведа Энн Холландер посвящена изображению костюма. Автор пытается выяснить, какая одежда на картинах действительно отражает моду эпохи, а какая была данью традиции, частью художественного канона и не имела никакого отношения к реальности. Один из тематических блоков книги посвящен истории черного цвета, который по разным причинам традиционно считается самым модным — в английском языке есть идиома new black, которой обозначают феномены, обретающие невероятную популярность. Холландер прослеживает историю различных коннотаций, которые связывались с черным цветом на протяжении веков, — от аристократического, траурного и официального до романтического, меланхолического и дендистского, от богемного, протестного и нонконформистского до модернистского и функционального черного.

Заглавная картинка

Люди в черном

Джон Харви. Новое литературное обозрение, 2010

Книга британского филолога Джона Харви «Люди в черном» посвящена преимущественно тому, как черный цвет постепенно заполоняет мужской гардероб, становясь в какой-то момент синонимом уравновешенности, дисциплинированности и мужественности. Вслед за персонажем фильма Тарантино «Бешеные псы» автор задается вопросом, почему люди «обязательно подерутся за право называться мистер Блэк» и почему черный на протяжении веков оказывается вместилищем огромного количества разнообразных, нередко взаимоисключающих смыслов. 

Если Холландер рассматривает изобразительную традицию, то Харви ориентируется на литературные примеры, в частности на богатейшую романную традицию XIX века. Листая страницы романов Диккенса, Бальзака, Элиот и Бронте и виртуозно перебирая складки черного, Харви раскрывает, как и почему черный цвет овладевает гардеробами мужчин в XIX столетии и как его значения трансформируются вплоть до XX века.

Заглавная картинка

Цикл книг «История цвета»

Мишель Пастуро. Новое литературное обозрение, 2016–2018

Главным историком цвета по праву считается Мишель Пастуро, автор пяти работ, посвященных истории синего, черного, красного, зеленого и желтого цветов. На русский язык переведены первые четыре книги. Пастуро предлагает нам образец исторического подхода к цвету. На первых страницах каждого из томов он указывает, что цвет — это историческое явление и у него не существует универсальных, вневременных значений. К примеру, самоочевидный для нас сегодня смысл зеленого как природного, естественного и «экологичного» по большому счету вводят в культурный оборот романтики. Вместе с тем в англоязычной традиции «зеленеют от зависти», зеленый цвет ассоциируется с алкоголизмом («зеленый змий»), зеленые глаза часто связываются с ведовством, да и появившийся благодаря мышьяку и усилиям химиков зеленый пигмент по иронии оказался самым токсичным среди анилиновых красителей. Окрашенные им модные предметы — цветы, которыми украшали шляпки, головы и платья, перчатки, — могли если не убить, то нанести непоправимый ущерб здоровью как тем, кто занимался их изготовлением, так и тем, кто их носил.  

Интерпретируя тот или иной цвет, Пастуро предпринимает настоящее детективное расследование, заглядывая в храмы, красильные мастерские и модные гардеробные, обращаясь к геральдике, литературе и живописной традиции, раскрывая историю того или иного цвета с самых неожиданных ракурсов.

Заглавная картинка

Fashion at the Edge: Spectacle, Modernity, and Deathliness

Caroline Evans. Yale University Press, 2007

Модные дизайнеры традиционно обращаются к сложным для восприятия образам, которые вызывают беспокойство и самые противоречивые эмоции. Смерть, болезнь, упадок и изъян — эти и другие пограничные явления нередко оказываются в фокусе внимания дизайнеров и фотографов моды. Вооружившись мощным исследовательским инструментарием, ссылаясь на ключевые теории, которыми оперирует наука о моде, Кэролайн Эванс, профессор Центрального колледжа искусства и дизайна имени Святого Мартина, подчеркивает невероятную глубину феномена моды, которая всеми своими нервами откликается на насущные проблемы современности. В этой связи хочется отметить работу Ребекки Арнольд, автора книги «Мода, желание и тревога. Образ и мораль в XX веке», которая рассматривает движение моды от аскезы, бедности, болезненности к образам роскоши и благоденствия. 

Заглавная картинка

Волосы. Иллюстрированная история

Сьюзан Винсент. Новое литературное обозрение, 2020

Британского историка и профессора Йоркского университета Сьюзан Винсент отличает особая тщательность и внимание к деталям с одной стороны и впечатляющий размах — с другой. В своей первой книге «Анатомия моды» она прошлась по всем частям тела, описав, как в разные эпохи люди облачали те или иные части тела и какие смыслы с этим связывались. Общество и культура постоянно переопределяют и формируют новые границы нравственного и безнравственного в моде, поэтому одной из важных тем книги являются моральные конструкции, которые мы связываем с тем или иным цветом, способом ношения одежды или украшения своего тела, в том числе обнажением или закрытием каких-то его частей. 

В книге «Волосы» исследовательница демонстрирует столь же детальный анатомический подход, рассказывая о самых разных волосах, растущих на человеческом теле. Винсент смотрит на то, как длинные волосы у мужчин в разные времена клеймились или, наоборот, считались модной нормой; почему одни эпохи выбирали чистую выбритость, а другие заявляли бородатость частью образцовой мужественности. Особое внимание исследовательница уделяет вопросам взаимоотношений парикмахеров и клиентов и специфике телесного контакта, присущей этой профессии.

Винсент в равной степени интересуется мужскими и женскими волосами, и это выгодно отличает ее работу на фоне подавляющего большинства исследований модного тела и модного поведения. До недавнего времени теория моды, так же как и мода, не замечала мужчин и преимущественно игнорировала мужской модный опыт, уделяя больше внимания женщинам, которые традиционно были гораздо заметнее в поле модного потребления (и нередко производства) и рассматривались в качестве гораздо более опытных модных игроков. Мода чаще всего связывалась с феминностью и критиковалась как несерьезная, капризная, нестабильная. Любые интервенции мужчин на эту территорию клеймились как аномальные и не соответствующие принятым в обществе конструкциям гендера. Сегодня мода, находясь в самом авангарде социальных изменений, экспериментирует и переопределяет гендерные границы, что приводит к весьма активному вовлечению мужчин в модную игру и тотальному пересмотру содержания понятия мужественности. Вдруг (конечно, нет) оказалось, что можно больше не скрывать свою уязвимость и открыто думать о красе ногтей или бороды, о которой среди прочего невероятно увлекательно пишет Винсент. 

Заглавная картинка

Модное тело. Мода, костюм и современная социальная теория

Джоан Энтуисл. Новое литературное обозрение, 2019

Телесный опыт очень важен для понимания моды, мода оживает на человеческом теле, не существуя за его пределами. Одежда проявляет социальное измерение тела, которое, в свою очередь, придает костюму форму, и в этом взаимодействии рождается мода со свойственной ей перформативностью. Британский социолог Джоан Энтуисл рассматривает тело и одежду (моду) в единстве и говорит об опыте одетого тела. По ее словам, «опыт одевания — это субъективный акт, в котором человек проявляет заботу по отношению к собственному телу и одновременно озабоченность собственным телом, поскольку тело становится объектом осознания».

Сегодня, когда публикуется большое количество работ, посвященных телесности, конструкциям красоты, модной позе и походке, границам тела, телесным режимам и двигательным репертуарам, которые задает нам одежда, новичкам в теории моды идеи Энтуисл могут показаться очевидными. Между тем «Модное тело», впервые опубликованное в 2000 году, явилось по-настоящему новаторским исследованием и обозначило так называемый телесный поворот в теории моды. 

Что еще почитать

#ЯКупец

#ЯКупец! Как бы выглядела Ярмарка для встреч купцов и товаров, если бы Интернет был 200 лет назад? Современные купцы и современные товары теперь встречаются с помощью цифровых технологий. О себе рассказать, на людей посмотреть. Проект ЯКупец! - это еще больше общения на нашей онлайн-Ярмарке.