Коломенским купцам Левиным принадлежало несколько шелкоткацких мануфактур

Левины успешно торговали золоткаными платками, флеровыми (полупрозрачными) и канаватными фатами не только по всей России, но и на азиатском рынке.

В настоящее время льняные платки, произведенные на фабрике Левина хранятся в коллекции Русского музея. На сохранившихся уникальных платках можно разглядеть клеймо: «С. Ш. Ф. К. К. Г. Л.» — что означает «Содержатель шелковой фабрики коломенский купец Гурий Левин». Платки можно датировать концом 1780 годов. 

В конце XVIII — начале XIX вв. в России налаживается массовое изготовление шелковых золототканых платков ифат канаватных, то есть шелковых, цветных и узорчатых. Центрами этого производства были Москва и Коломна с прилегающими селами. Высоким уровнем исполнения, изысканностью и сложностью орнаментики, применением тонкой золотистой скани славились изделия коломенских купцов Левиных. Им принадлежало несколько шелкоткацких мануфактур, просуществовавших до середины XIX века.

С конца XVIII в. в России развивалось также и массовое производство больших узорных платков и шалей, подобных кашмирским. Мода на них пришла из Франции и распространилась сначала в аристократических кругах, а затем уже в середине XIX века они стали пользоваться огромным успехом у крестьянок, мещанок и купчих.

Самыми популярными в их среде становятся квадратные оранжево-красные ковровые, так называемые «турецкие», платки и шали, которые производились на жаккардовых станках московскими фабриками Р.Сапожковых, Т.В.Прохорова, А.И.Смирновой, И.Х. Белова и других, а также на коломенской фабрике Г.Е.Левина. Под влиянием западной моды в русском текстильном деле появилось тогда множество терминов, быстро вошедших в обиход и понятных тогда почти всем: шали терно(тонкие из козьего пуха и шерсти), драдедамовые (полусуконные), из бур-де-суа(шелковые, из охлопков), тибет(мягкие и пушистые из камвольной, т.е. из длинноволокнистой шерсти).

На протяжении всего XIX и начала XX вв. большим спросом пользовались более доступные по цене набивные платки и шали. Например, кумачовые ситцевые платки фабрики купцов Барановых из Владимирской губернии. На их красном фоне ярко горели желтые, синие, зеленые цветы. Отличительной особенностью барановских платков было также и то, что они не выгорали на солнце, так как для их производства использовались высококачественные натуральные индийские красители.

Кубовыми платками (темно-синими красными цветами) славилась Московская Трехгорная мaнуфактура купцов Прохоровых. Высоким качеством чистошерстяных и полушерстяных набивных платков и шалей была известна павлопосадская фабрика Я. Лабзина. Надетые на человека платки и шали как бы оживали, их пластическая и цветовая, а также утилитарная роль находила окончательное завершение в системе костюма.

В связи с большим спросом среди купечества, мещанства и зажиточного крестьянства на шелковые ткани для изготовления традиционных русских сарафанов отечественные мануфактуры в конце XVIII в. наладили выпуск специальных «сарафанных» тканей. Центром их производства был Коломенский уезд, г. Коломна. Сарафанные ткани поражают яркостью расцветок и броскими узорами. Чаще всего это были изображения букетов цветов, которые заключались в клеймы, обвитые лентами, концы лент завязаны бантами. Характерной особенностью этих тканей было использование в узоре черных нитей. Это создавало иллюзию объемности рисунка, подчеркивало в нем игру светотени.

По качеству материала костюма определяли степень зажиточности и даже сословную принадлежность его владельца. Так, М. К. Герасимов пишет, что крестьянские девушки в соответствии с их богатством или бедностью в праздник водили отдельные хороводы: наиболее богатым был хоровод «бархатниц», затем — хоровод девушек, одетых в «гарусники» — сарафаны из шерстяной ткани, а бедные составляли хоровод из одетых в «ситцевки». В старинных русских романах встречались персонажи, одетые в затрапезное платье. Затрапез — довольно грубая полосатая ткань, которую выпускала ярославская фабрика купцов Затрапезовых. Так как одежду из затрапеза носили в основном дворовые люди, эта ткань стала знаком их социального положения.

Бережное отношение крестьян к своей одежде подтверждается также и тем, что в особо праздничных сарафанах крестьянки не только не садились за стол, но даже не присаживались на лавку, боясь запачкать или помять столь тяжело доставшийся наряд. На свадьбе невесту в самом дорогом сарафане под руки выводили к гостям, после чего ее уводили и переодевали в менее дорогой.

Шерстяные же праздничные наряды не стирали и не гладили вовсе, хранили аккуратно сложенными в специальных сундуках или в больших коробах из липы.

Из шерстяной пряжи в домашних условиях изготавливалась ткань для сарафанов, понев, мужских штанов, верхней одежды. Самой дорогой считалась волосень — длинноволокнистая шерсть молодой овцы, которую не стригли целый год. Из волосени пряли нитки для вышивки, тесьмы, праздничных поясов и понев. Термином «понева» обозначалась как клетчатая шерстяная Домоткань, так и женская набедренная одежда, которую из нее изготавливали. По размеру и цвету клеток поневы можно было определить место проживания ее владелицы. Грубая некрашенная ткань и сшитая из нее верхняя одежда звалась сермягой. Из сравнительно короткой извитой шерсти, дающей пушистую пряжу, вырабатывали сукно, которое в процессе отделки почти всегда подвергалось валке, вследствие чего на его поверхности образовывался войлокообразный настил. Сукно шло на изготовление верхней одежды.

Многоцветье тканей достигалось с помощью различных натуральных красителей: отваров и настоев коры, корней, листьев, цветов и плодов растений, насекомых и даже речного ила. Известно, что для получения красной краски использовали как на-секомых (червеца, кошениль), так и зверобой, корни морены, для желтой и охристой — конский щавель, лепестки подсолнуха, шелуху лука. В зеленый цвет красили отваром из листьев березы, травы, в фиолетовый — отваром из высушенных и измельченных ягод ежевики, в темно-малиновый — из высушенных и размельченных листьев дикой яблони («кислицы») пополам с коноплей. Для прочности окраски пряжу обычно протравливали квасцами. Окрашенные ткани назывались крашениной.

К очень древним способам получения узорной ткани, известным на Руси еще в XII в., относится набойка. В начале XIX в. не только в уездных городах, но и в некоторых селах открылись крашенинно-набоечные заведения, продукция которых пользовалась огромным спросом у деревенского населения. Наиболее архаичным способом набивания холста является печатание масляными красками. Узор наносился на ткань узорными деревянными досками — «манерами» и «цветками», которые изготавливались из твердого дерева — ореха, березы, дуба. По углам они имели шпенечки-«указки», оставлявшие на холстине точки, что помогало мастеру правильно накладывать форму. Самыми старинными являются крупные доски, использовавшиеся для масляной набойки, с углубленным резным орнаментом без примеси металлических частей. Чтобы краска лучше пропитывала ткань, по «манере» при печатании рисунка били тяжелым молотком. Этим и объясняется термин «набойка». Узор на досках вырезали рельефно либо углубленно. В первом случае отпечатывался узор, во втором — поле.

Кроме печатания масляными красками, издавна был в ходу способ набивания путем резервирования. В этом случае узор наносился на ткань резервом «вапой» (смесью воска с глиной) и оставался впоследствии незакрашенным при опускании холста в краску. При изготовлении синей набойки в качестве красителей использовали полевое растение «синиль», а чаще — весьма дорогую индийскую краску «индиго». Она была в десятки раз более насыщена пигментом, не линяла при стирке и не выгорала на солнце. Для получения синей «кубовой» набойки применяли доски меньшего размера, имевшие выпуклый деревянный узор с добавлением металлических деталей. В ходу были также доски с чисто металлическим орнаментом.

Поразительны многообразие, архаичность и самобытность узоров русских тканей. Были распространены такие типы рисунка, как травчатый, лапчатый, копытцами, уступами, струями, шахматный, репьями и многие другие. Иногда поверх набойки несколькими дополнительными цветами наносили от руки яркие кружки — «ягодки», «оживки», придававшие ей еще более нарядный вид.

При окрашивании нитей основы и утка в различные цвета получали клетчатую ткань — пестрядь. Из нее шили порты, рубахи, сарафаны. Рубахи из пестряди назывались пеструхами, а сарафаны — пестрядильниками.

Рисунок работы Билибина

«Бывает красота движения и красота покоя. Русский народный костюм — это красота покоя. В его статике отражена яркая приподнятость, чувство бодрости и здоровья» — И. Я. Билибин русский график-иллюстратор и театральный художник

Сарафан24.ру — это сообщество российских фабрик-производителей одежды, оптовых покупателей и магазинов одежды. У нас легко собирать и публиковать все, что связано с коммерческой российской модой, управлять коллекциями, покупать, продавать и продвигать коллекции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *