Сергей Дягилев. «Русские сезоны» навсегда

Книга голландского историка Шенга Схейена — самая полная на сегодняшний день биография Сергея Дягилева (1872–1929).
Дягилев мечтал стать певцом, композитором, художественным критиком, но взялся сочинять куда более таинственное и глобальное произведение — образ будущего искусства. Умение уловить и вывести на свет новое, небывалое — самая суть его гения. Дягилевские «Русские сезоны» на сто лет вперед определили репутацию искусства России как самого передового, экстраординарного и захватывающего балетного явления.

Провидец и тиран, ловец душ и неисправимый одиночка, визионер и провокатор, он слышал музыку раньше сочинившего ее композитора и видел танец прежде первого па. Книга Схейена уникальна и интересна не только главным героем, но великим множеством жизненных подробностей русского и европейского модернизма, драматургией взаимоотношений главных имен музыки, театра и живописи ХХ века. Ведь за свою недолгую жизнь Дягилев общался и сотрудничал с Чеховым, Римским-Корсаковым, Бакстом, Бенуа, Роденом, Дебюсси, Матиссом, Пикассо, Стравинским, Прокофьевым, Маяковским, Баланчиным, Коко Шанель и др.

Биография Дягилева похожа на экстравагантный авантюрный роман, хотя все в ней — правда.
В книге публикуются редкие фотографии, документы, эскизы костюмов и декораций — бесценные свидетельства искусства, живущего вне всяких границ.Еще о книге«Дягилев сделал три вещи: он открыл Россию русским, открыл Россию миру; кроме того, он показал мир, новый мир — ему самому», — Фрэнсис Стейгмюллер

«Этот стихийный человек — одна из самых характерных фигур нашей родины, соединявшая в себе все чары и всю непогасшую мощь русской культуры», — Александр Бенуа

«Громадная и, несомненно, единственная фигура, размеры которой увеличиваются по мере того, как она удаляется», — Сергей Прокофьев

«Серж Дягилев — человек страшный и обворожительный, он умел заставить плясать даже камни», — Клод Дебюсси

«За всеми его внутренними конфликтами, легендарным шармом, чудовищными диктаторскими наклонностями, необыкновенной чуткостью к таланту, хитростью и вероломством, решительностью и провидческим даром скрывалась жажда приобщения к тайне творчества в его наивысшей форме. В отличие от отца и деда живших на границе Европы и Азии, и многих тысяч других, служивших в армии и государственном аппарате под девизом «жизнь за царя», Дягилев решил преобразить свою жизнь и эпоху. Он не останавливался ни перед чем, чтобы только иметь возможность служить красоте и жить во имя искусства», — Шенг Схейен

«Это чудище, этот священный монстр, этот русский принц, которого жизнь устраивала, только если в ней происходили чудеса», — Жан Кокто

«Надо идти напролом. Надо поражать и не бояться этого, надо выступать сразу, показать себя целиком, со всеми качествами и недостатками своей национальности», — Сергей Дягилев

Автор: Шенг Схейен

Обзоры от книжных издательств. «Действие человека мгновенно и одно, действие книги множественно и повсеместно» А. С. Пушкин